Russian PEN - End of Year Statement


14 January 2014

In December 2013, Russian PEN released an end of year statement summing up their concerns regarding free expression and other rights in Russia. Below, you can read the original statement in Russian and the English translation.

End of Year Statement

The year comes to an end.

To begin with, we are happy to say that we are still alive. And under present circumstances this fills us with some optimism.

We are alive. And it’s good. But being committed to the PEN Charter and to our own ideas about freedom and dignity, we cannot overlook the fact that, generally, public life in our country has deteriorated substantially. Life has become more shocking, shameful, lawless.

The past year can be defined as a year of ‘banning’. The authorities’ attempts to constrict as much as possible the informational and cultural space are growing more obvious and demonstrable.

As examples, we only need to point to the cruel, inhuman, and inadequate ‘Dima Yakovlev’s law,’ the so-called anti-gay propaganda law, the religious insult law, the vulgar language law, and many other laws competing with each other in absurdity, savagery, and obscurantism.

The authorities’ attempt to conduct and control the creative processes, among them the scientific, publishing, cinematic, and journalistic ones, is becoming more noticeable. It suffices to recall the crackdown on the ‘RIA Novosti’ Agency and the Book Chamber.

The government increasingly tries to dictate private, public, and creative life, education and the family.

Certainly, we are happy about the declared amnesty (of 2013), but we are concerned that lots of people are still not free. We are glad that Mikhail Khodorkovsky, Nadezhda Tolokonnikova, Maria Alyokhina, some participants of “Bolotnaya” case, and environmental activists of Green Peace were recently given their liberty. But we have no right to forget the rest of the ‘Bolotnaya’ prisoners and the dozens of others, persecuted on political grounds, who still remain incarcerated.

We consider it necessary to declare that we intend to continue not only registering but also actively taking a stand against those trends which give rise to concern and protest. We intend to protect – with all forces at our disposal – all those who are, or who will become, victims of judicial or administrative persecution because of the word or for their artistic performance.

We are alive.
Happy New Year.
27.12.2013

Обращение Русского ПЕН-центра

Заканчивается год.

Подводя его итоги, мы прежде всего рады констатировать, что мы живы. И это в сложившихся обстоятельствах внушает определенный оптимизм.

Мы живы. И это хорошо. Но связанные Уставом ПЕН-центра, а также собственными представлениями о свободе и достоинстве, мы не вправе не заметить, что в целом общественная жизнь в стране значительно ухудшилась. Жизнь стала душнее, стыднее, беззаконнее.

Прошедший год можно определить как год запретов, когда усилия власти по максимальному сужению информационного и культурного пространства становятся все очевиднее и нагляднее.

Достаточно для примера вспомнить о жестоком, бесчеловечном и неадекватном законе «Димы Яковлева», о «гомофобском» законе, законе об «оскорблении чувств», законе о «нецензурной лексике» и многих других, соревнующихся друг с другом в абсурдности, дикости и мракобесии.

Стала все заметнее попытка власти руководить и управлять творческими процессами, в том числе научными, издательскими, кинематографическими, журналистскими. Достаточно вспомнить хотя бы о разгроме РИА «Новости» и Книжной палаты.

Власть все в большей и большей степени пытается навязать свою монополию на частную, общественную, творческую жизнь, на образование, на семью.

Мы, разумеется, рады, что объявлена амнистия, но не довольны ни ее ничтожным масштабом, ни тем, что по-прежнему не освобождено множество людей.

Мы рады, что в последние дни вышли на свободу Михаил Ходорковский, Надежда Толоконникова, Мария Алехина, несколько фигурантов «Болотного» дела, экологические активисты из «Гринпис».

Но мы не вправе забывать об оставшихся в заточении узниках «Болотной» и десятках других, кто подвергся преследованиям по политическим мотивам.

Мы считаем необходимым заявить, что по-прежнему намерены не только фиксировать, но и активно противостоять тем тенденциям, которые вызывают у нас тревогу и протест. Мы намерены всеми силами, которыми мы располагаем, защищать всех тех, кто стал или станет жертвой судебного или административного преследования за слово или за художественное высказывание.

Мы живы.
С Новым годом.